«Возите спирт в инкассаторских машинах — не нужны будут обыски». Мнение эксперта

14 областей в конце июля — тогда ГФС провела обыски на 41 спиртзаводе страны, в спецоперации  были задействованы 430 сотрудников налоговой милиции). 16 августа — продолжения и так называемая вторая часть масштабной операции по борьбе с теневым спиртом.

Июльский итог — изъятие 97900 декалитров спиртосодержащей продукции на ориентировочную сумму более 180 млн гривен.

Что тогда заявило следствие?

По его данным, незаконное изготовление спирта на мощностях легальных спиртовых заводов осуществляется из неучтенного сырья, закупаемого у населения или у сахарных заводов за наличные средства. При этом осуществляется документальное оформление операций по закупке сырья по значительно завышенным ценам у фиктивных фирм или связанных с руководителями спиртзаводов субъектов хозяйствования. Также неучтенное изготовление спирта возможно на мощностях заводов, которые официально отчитываются об отсутствии производственной деятельности.

Эксперт Игорь Товкач дал свою оценку того, помогут ли подобные действия в решении проблемы теневого спирта. И задался вопросом, а с того ли собственно начали представители власти и закона?

Цитата:

«Двоякое ощущение и отношение к этому вопросу. В стране десяток или чуть больше (регулятор сам путается в точном количестве) госзаводов, выпускающих спирт, и правительство говорит, что 45% спирта государственного — я цитирую пояснительную к законопроекту 5445 — за 10 месяцев прошлого года 45% спирта ушло в тень. И не понимаю, как при таком огромном количестве сотрудников в контролирующих органах нельзя навести порядок, надлежащие контроль и учет? Почему бы,  к каждому траку со спиртом не относиться  как к инкассаторской машине с деньгами? Ведь спирт — это те же большие деньги. Наверное, стоило бы развозить спирт с машинами  сопровождения, дабы быть уверенным, что сырье доставили к месту назначения, оно попало к легальному производителю и учтено надлежащим. Тогда, можно ожидать, что из этого спирта будет произведена легальная продукция, а теневому рынку останется нелегальный импорт из стран-соседей бывшего соцлагеря. Ведь  не так много у нас спиртзаводов. Поэтому можно сколько угодно проводить разовые спецоперации. Но мы слышали с вами о том, чем закончились эти проверки. Что-то кардинально изменилось? Или изменится? Я не верю. А ведь все упорядочить достаточно просто и не стоит дорого в сравнении с потерями государственного и местных бюджетов. Научимся относиться к «спиртовозу» как к инкассаторской машине — тогда и можно говорить о надлежащем учете или контроле легального рынка и борьбе с львиной долей нелегального рынка»